Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Книга 'Уезжающие и остающиеся' - Евгения Басова. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-905876-9

Книга 'Уезжающие и остающиеся' - Евгения Басова. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-905876-99-8 | Лабиринт

Кто не знает, это тоже я. Понорницкая. (Книги "Эй, Рыбка!", "Булка, Беляш..." и рассказы на "Книгуру", пока не изданные.
Здесь я - под настоящим именем-фамилией. Это фамилия по мужу, да.
"УезжаюЩИе и остаюЩИеся" - это та моя повесть "ЩИ". Ещё здесь "Танец ветра сирокко" и "Открытые окна".

Моя книга "Булка, Беляш и другие с Лесной улицы" вышла в издательстве "Речь"

Она уже есть на Озоне.
http://www.ozon.ru/context/detail/id/24159372/
Это сказка. И чудесные картинки Лизы Бухаловой идеально подходят к тому, что я написала.
Надеюсь, моя книжка поможет кому-то. Спасёт от плохого настроения. И сделает мир немножко светлее...

Про удалённые комментарии

Уже давно в ЖЖ и до сих пор не уяснила одну вещь, и время от времени вопрос всплывает: здесь действительно дурной тон - удалять комменты, свои и чужие у себя? В некоторых сообществах это запрещено правилами. Но, например, мой журнал - это моя территория? Если мне пишет, например, неумный и озлобленный человек, и я эти комменты видеть у себя не хочу? Как-то я удалила несколько (мне показалось, что это был именно неумный и злой человек. Если это важно, то он ругал мою книжку, при этом - не прочитав её, опираясь на отзыв в сети. Я просила этого человека больше не писать, т.к. для меня позиция "не читал книгу, но осуждаю" - это уже диагноз, а значит, общаться не о чем. Потом решила всё это удалить, и свои реплики тоже.
После этого в ЖЖ выложили скриншоты нашей переписки, друзья писавшего разразились (уже там) злобными комментами в таком смысле, что "ишь какая, не хочет знать правду о себе". Хотя я так и не поняла, почему это - правда. Тогда любая ругань, направленная от кого-либо на кого-либо - это правда? И если в троллейбусе тётки ругаются - это они друг другу правду рассказывают?
И кто-то ещё написал выложившему: "Спасибо за этот скриншот". Вот это меня удивило больше всего. Я этого благодарившего не знаю вообще, и не знаю, почему он должен интересоваться мной и говорить спасибо за скриншот удалённых комментов?
Фу. Ну, и это мне вспомнилось. Не так давно написала коммент человеку, который у меня в друзьях. Но кроме этого друга, взялся отвечать и другой блогер, причём как-то так с ёрничаньем. Вроде, чтоб свой негатив вылить. Поглядела ЖЖ этого автора - такой тип людей я хорошо знаю, не интересно. По жизни вообще стараюсь не пересекаться. Думаю, надо свои комменты удалить, или наплевать уж?
Вот решила спросить: вы комменты удаляете? И если нет, по моральным соображениям, то по каким именно?

О книге Юлии Кузнецовой "Выдуманный жучок"

Забыла ведь! Кажется, ещё летом написала эту рецензию. Искала у себя наброски к одной вещи - и нашла, в числе прочего, рецензию. Писано под впечатлением. Думаю, надо выложить, чтоб не пропадало.

Книгу Юлии Кузнецовой «Выдуманный жучок» («Нарния»,  2011), прочитав однажды, не забудешь, не спутаешь с какой-нибудь другой. Эта книга из тех, что сразу привлекают к себе внимание  – и тем, о чём написано, и тем, как. Ещё в рукописи, в 2009 году, за «Выдуманного жучка» Юлия получила Национальную детскую литературную премию «Заветная мечта». С тех пор о её повести было написано и сказано довольно много, и, кажется, только хорошее. Не стану повторять, насколько это замечательная, тонкая, жизненная повесть. Тема её – больные дети - вряд ли кого-то оставит равнодушным. Но мало кто смог бы рассказать о них так, как Юлия – не выжимая из читателя слезу, не спекулируя на чьих-то несчастьях.
Действие происходит по большей части в больнице, но получилось у автора совсем не о болезнях. Книга получилась – о взрослении. Да и как иначе, когда герои – дети и подростки. С первых страниц книга захватывает читателя, ведёт вслед за героями по коридорам больницы, в палату-интенсивку… И где бы ни  прошло ваше собственное детство, читая, вы вспомните себя в 10-13 лет. Это же так весело – взять фломастеры и, пока никто не видит, разрисовать серьёзный плакат, пририсовать кому-нибудь усы или воздушные шарики.
Не важно, где висит этот плакат. И не важно, где ты встретишь лучшего друга или подругу. В любом случае ты придёшь на помощь, ты что-нибудь придумаешь, если другу или подруге будет что-то угрожать. В больнице, например, можно попробовать запереть плохого хирурга в шкафу, чтобы операцию пришёл делать хороший хирург. Можно подбросить злой медсестре самодельную куклу вуду.

Рано или поздно приходит открытие: «Маме хуже, чем мне». И папе, оказывается, трудно. Всем папам трудно, пока мамы с детьми в больнице. И папы переносят свою беду по-разному.
Взросление – очень напряжённый процесс, требующий человека всего, целиком. Поэтому и книга получилась очень напряженная. В ней как будто всё время бьётся тонкая жилка, или нерв, не давая читателю отвлечься, пока не дочитаешь до конца. Расти, впитывать в себя то, что видишь вокруг, непонятное делать понятным, как по ступенькам подниматься – главное занятие ребёнка и подростка, где бы он ни находился. Даже в неврологическом отделении больницы, где лежат, в том числе, дети больные раком. Их лечат, в распоряжении медицины сейчас есть средства, каких не было ещё 20 или 10 лет назад. Врачи начинают побеждать страшные болезни... И кто-то в наши дни должен был написать книгу, в которой мама больного ребёнка говорит: «Я с вами разговаривать не стану… У вас такой вид, будто у нас чума, а не рак».

Но кого-то врачам спасти не удаётся. Дети видят вокруг себя смерть. Видят малыша в долгом искусственном сне, от которого ему уже не суждено проснуться. Видят маму этого малыша. Самое страшное горе, какое можно представить, открывается им ещё в детстве. Больничный мир показан как квинтэссенция всего, что есть в нашей жизни, здесь и радости, и боль, и смерть. Дети, лежащие здесь, знают, как хрупка жизнь, и они торопятся жить. Мальчики и девочки мечтают о любви, пробуют целоваться: а вдруг потом не успеешь? Они ощущают жизнь очень остро, и читатель понимает: надо радоваться тому, что живёшь, наша жизнь – такая прекрасная, многообразная, разноцветная. От книги остаётся ощущение широко распахнутых глаз. Удивления перед миром: и это, оказывается, есть? И это есть? А ещё -  доброй улыбки.

Пост о моей "Рыбке"

Давно следовало сделать такой пост. Но... мешала природная стеснительность. Которая, впрочем, могла выглядеть как неблагодарность. Или... как равнодушие, может быть?
Я пишу рассказы, повести и сказки. Очень редко - стихи. Но это - в основном для узкого круга. Проза публиковалась в разных журналах, в том числе таком классном, как "Кукумбер".

На данный момент вышли две книги, одна в Чебоксарах - "Внутри что-то есть", сборник рассказов. Она была издана довльно давно "на средства автора". На самом деле никаких средств у меня, конечно, не было, и на издание книги собирали деньги разные люди, которым нравятся мои рассказы.
Продавать книгу потом надо было тоже самой - и это было что-то. . Долго можно рассказывать.
Вторая книга вышла в конце 2011 г. уже по-настоящему - в Москве, в издательстве "Самокат". Называется она "Эй, Рыбка!"

IMG_6647



В ней две повести - "Эй, Рыбка!" и "Школа через дорогу".
Отзывы на эту книгу мне попадались очень разные, из-за плохих я одно время сильно переживала - пока не поняла одну вещь.... Но сейчас хочу сказать о хорошем.
Collapse )

Она, назло богемной маме, ночами слушает Ротару

Кто-нибудь помнит это стихотворение? Хочу найти для одного хорошего человека. Но в И-нете, выходит, не всё есть. Несколько вещей, кстати, не удалось найти.

Это стихотворение печаталось то ли в конце 80-х, то ли в начале 90-х в толстом журнале вроде "Нового мира" (может быть, в "Октябре" или "Дружбе народов", или ещё в каком, а может,именно в НМ). Автор - женщина. Возможно, молодая. в разделе "Молодая поэзия". А может, нет. Таких деталей не помню. И стихотворение помню фрагментарно. Больше - самый конец:

И тем не менее, пока не
Приобрела она бикини,
И не торчит она в банане (?)
Ни в Метрополе, ни в Пекине,
Пока он чувств к прекрасной даме
Не утопил ещё в стакане,
Пока не на игле в дурдоме
Она, а дома, на диване,
Пока раз по сто, сатанея,
Она глаза и губы мажет,
пока он ищет встречи с нею
И сочиняет, что он скажет,
Пока она сидит на стуле
В его лицо на фото пялясь -
Они еще не разминулись.
Они ещё не потерялись.

А про богемную маму там в середине. Буду рада, если мне это кто-нибудь напишет здесь целиком. Или ссылку кинет (вдруг я как-то не так искала).

Уильям Голдинг, "Повелитель мух"

Давно хотела прочитать. Но - заглянула в конец, и потом уже боялась. Думала, как-нибудь,наберусь мужества. В это лето мы отдыхали за Волгой, и я, наконец, прочитала её.
"Повелитель мух" - по-моему, такая знаковая книга, которую надо прочитать обязательно. Может, её бы и в школьную программу надо было включить - не знаю, точно.
Уникально описано превращение цивилизованных детей в дикарей, которые раскрашивают себе лица и идут убивать.
И процесс разделения на два лагеря, борьба за власть. И то, как тот, кто прав, может оказаться один. Ненавязчивая такая психология. в действии. Но очень точная.
Стиль хороший - в движении всё, на ходу. С первых строчек как будто ритм шагов слышишь.
И ещё - сколько книг (взрослых и детских), где действие происходит на каком-то острове. (Я сама этому дань отдала, и всё собираюсь довести до ума ту рукопись).
Читала Голдинга и думала:как можно после него писать о происходившем на каких-то там островах??? После того, что уже есть такая книга? И потом, чувствуется, что он всё это знает. Как будто сам видел. Или на самом деле видел. Этот зной, и эти лагуны, и пальмы, которые очень быстро растут, но тем самым себя убивают - не могут удержаться на небольшом клочке земли.
Перевод тоже классный. Мне как-то попалось несколько переводов-просто подстрочников (разных книг). Иногда - просто калька английских фраз, как с компьютера.
Прозу переводить - тоже уметь надо, (как и стихи) но не все понимают. Речь героев очень классно переведена. И ведь с английского, где совсем другие формы. Хрюша, когда появляется первый раз, говорит про растения: цопкие они. Не цепкие, а цопкие. Такие слова у него круглые - и сам круглый такой.
Чей перевод - в том файле, который у меня, не указано. Хотя переводчик молодец.
Не уверена, что это сильно новая книга. Но это из тех, что не привязаны ко времени. А я люблю не привязанные.

Церемония награждения Премии им. Крапивина, Екатеринбург.Как и обещала - и двух месяцев не прошло...

Всем привет!
Выставляю фотки со своей поездки в Екатеринбург.  На этой, например, я, Оля Златогорская и Оля Колпакова (эх, надо было между ними встать) - у памятника Человеку-невидимке, герою Уэльса.


А вот и сам памятник - там можно прочитать имена создателей.
Оно, конечно, времени много прошло, и сейчас всё это может показаться неактуальным.
Но все события проходят несколько стадий: остро актуальные, так себе, совсем не актуальные, затем - интересные для истории (по крайней мере, для тех, кто к этому имеет отношение), и потом - жутко интересные для какого-то круга людей.
В данном случае они могут заинтересовать кого-то, кто интересуется книгами кого-либо из присутствовавших на встрече писателей (обычно, когда нравятся книги, и на автора интересно посмотреть и что-тот узнать о нём).
А также они могут быть интересны для тех, кто захочет принять участие в новом конкурсе им. Владислава Крапивина в будущем году, когда/если он будет объявлен. (Пишущих людей, на самом деле, не так мало, и среди них есть те, у кого получаются реально классные вещи). 
Ну и, конечно, они будут интересны для тех, с кем я познакомилась в Екатеринбурге, или с кем давно была знакома, а на финале - встретились.
Сразу хочу сказать спасибо (хотя и запоздало) Оле Колпаковой и всей её семье, Свете Лавровой (и тоже всей семье), Тамаре Михеевой, Жене Перловой и её семье, Елене Габовой, Александру Папченко, Андрею Щупову (ой, кого ещё забыла???),
(вот фото с пресс-конференции в ИТАР-ТАСС)
библиотекарям города Екатеринбурга (на правом снимке)  - мне показалось, что это люди, которые ходят на службу не потому, что просто надо куда-то ходить на службу - как большинство, увы! - а потому, что реально любят это дело, любят книги, любят детей и подростков - читателей. Сама я в течении этих нескольких дней просто купалась в любви.


Это я с Надеждой Анатольевной Капитоновой - живой легендой, старейшим библиотекарем Урала. Читала про неё в Интернете - и вот ведь подошла и попросила вместе сфоткаться)).

Спасибо депутату Камскому, который прочитал работы всех 12 финалистов, и ему оказались наиболее близки Александр Турханов и я - нам он подарил специальные призы, которые вручил его помощник (не знаю, к сожалению, как зовут). Так что у нас теперь есть ридеры (а уж моя дочка так рада! А младшему сыночку я не позволяю пока пользоваться). 

И, конечно, спасибо Владиславу Петровичу Крапивину, чьим именем названа премия - за такие чудесные книги, на которых и моё поколение росло, и до меня люди, и мои дети с удовольствием его читают. И за отряд каравелла, который он описал во многих своих книгах - только там он назывался Эспада. А теперь мы смогли побывать в Каравелле, встретиться с участниками, да и просто походить по этому зданию, про которое столько раз в книжках читала в 13 лет, увидеть этот самый пост на входе.



      


       
Да, здесь, кстати, надо сказать, что многие из  людей. с которыми я встретилась там, с тех пор побывали ещё на двух грандиозных встречах - на фестивале "Детские писатели вокруг Детгиза" и на встречах с читателями  в городах Урала.





Но я живу в своей скорлупе, в небольшом городе, на мне дети, работа, и я до сих пор живу под впечатлением. Так что мне простительно, что размещаю фотки только сейчас. К тому же по работе я должна заниматься (в числе прочего) сайтом - и дома уже делать что-то подобное неохота.

После таких встреч, когда всё было как в сказке, вернувшись, погружаешься в жуткий депресняк, ну и наваливается всё, конечно, всякие дела... У меня грандиозный депресняк был и после "Заветной мечты" - я-то ехала домой совершенно уверенная, что теперь всё поменяется. В местном издательстве будут выходить мои вещи, и вообще, изменится жизнь. Но оказалось, что у нас это просто мало кому интересно. Тем, от кого что-то зависит, по крайней мере, не интересно. 
После церемонии награждения Толстовского конкурса у меня уже меньше иллюзий было. но они ещё были... 
Ну, к делу. На Урале я была в первый раз. Екатеринбург мне показался, если так можно сказать, очень городским городом. Гораздо более городским, чем , например, Москва. Более урбанистическим, более каменным. Ну, не знаю. Там много всего необычного. Например, памятник компьютерной клавиатуре. Здесь на фото - Света Лаврова, правда, это трудно понять. И вообще, там много необычных памятников:


Да, кстати, Крапивинский (по крайней мере, в котором я сама приняла участие, т.е. конкурс этого года) отличается от всех других,  какие я знаю - так же, как, например, гимназия в царские времена, или например, школа, открытая властями, земством и т.д. и т.п. отличается от школы, которую не хотели открывать , но люди сами скинулись, сделали кто что мог, учителя наняли и т.д.

Когда-то я подрабатывала - участвовала в написании книжки по истории Кшаушской школы, в Чувашии. Так её в 19 веке открыли - богатый деревенский мужик, у которого несколько сыновей было, уже женатых, отделившихся, решил, что односельчанам  нужна школа. и он распорядился, чтобы один сын переехал опять к нему, а в той избе школу открыть. Помогать им потом уже стали. а сперва они сами всё делали, это просто их было. Ну, так и с этой премией. Люди просто не стали рассуждать о том. что никому не нужны, или то, что они делают - никому не нужно, и т.д. А просто взялись - и сделали. Чего стоит, например, спонсоров найти - это поймут только те, кто искал.

Короче, поздно-не поздно, но в виду приближающегося Нового года я решила выполнить все обещания.

Вот, выполняю. Впоследствии, возможно, этот пост будет редактироваться - например, сделаю примечания к фоткам, напишу - кто где, или ещё добавлю. А сейчас - всё, бегу. Заходите, читайте - буду рада!